Пролог Рассказ мой кому-то покажется обычным, а возможно, даже скучным.

Я лично знаю людей, коих фортуна наделяла куда большей удачей, чем меня и моих товарищей. Эти джентльмены удачи могли бы поведать о гораздо более увлекательных приключениях и похвастаться несоизмеримо большими находками.

Кто-то рассказывал мне, как ночью видел бойцов в форме РККА, а утром на этом месте находил их останки, кто-то находил золотые гривны и россыпи «чешуи».

Наша история не такая захватывающая, однако, именно этот случай запал нам в память – пожалуй, действие знаменитой поговорки «терпение и труд всё перетрут» в совокупности с мистическими совпадениями делает его уникальным.

 

Глава I. Не самый удачный день

 

Всё началось во время очередной поездки на стык Московской и Рязанской области. Надо признаться, именно эти места нам нравятся больше всего. Здесь были самые интересные находки, кроме того, мы водим дружбу с несколькими аборигенами, снабжающими полезной информацией.

Итак, нас было трое – безбашенных авантюристов, которые предпочли тёплой семейной постели и дарящему забвение дыханию Морфея пыльную и ухабистую дорогу. Надо сказать, что история началась ещё раньше – во время предыдущей поездки мы с удивлением заметили покошенные и вспаханные бывшие совхозные поля, не возделывавшиеся со времён распада Союза.

В тот раз мы решили не лезть абы куда, а уже потом, по картам, найти интересные точки на вновь распаханных полях. Вот теперь у нас было отмечено пять мест – пять шансов на успех, пять надежд. В этом месте стоит дать небольшую характеристику моим компаньонам. Оба они люди состоявшиеся, имеющие стабильный заработок, однако омут копа затянул их с головой.

Один из них, Дима – самый фартовый в нашей троице, иной раз возникает ощущение, что монету он найдёт даже у чёрта в заднице. Второй, Андрей, не столь удачлив, но очень упорен, что нередко вознаграждается. Именно он и подтолкнул меня с одной стороны, к новому хобби, с другой к весьма авантюрному занятию.

И вот наконец настало то утро, когда мы трое, не выспавшиеся, но в предвкушении заветных находок, совершили набег на первые два поля. Время шло, а находок не было. Даже у самого счастливого из трёх поросят в кармане лежало два затёртых до дыр «советика», что сложно назвать даже рядовыми находками.

На подходе к третьему полю внутреннее чутьё мне показывало фигу. И действительно — пусто. Солнце уже поднялось высоко и нещадно жгло, испепеляя надежду на удачу. Отложив металлоискатель в сторону, я лёг в траву на краю поля и прищурившись, глядел в синее небо. Надо мной ласково шумели верхушки сосен. Приятная дремота навалилась на меня почти сразу. В полудреме мне вспомнилось, как я так же лежал на краю поля после покоса, в деревне, куда ездил на каникулы. Не хватало лишь бутылки молока, которую давала мне бабушка с собой, и деда, рассказывавшего незамысловатые истории о деревенской жизни. У него на покосе была своя бутылочка «молока» и, захмелев под деревом на солнцепёке после нескольких часов работы, он травил свои байки.

В основном, они были про охоту, о том, как однажды верная лайка спасла его от медведя, и впоследствии благодарный дед, кормя нескольких охотничьих собак, давал ей самый первый кусок мяса, где было поменьше жилок. «А вот ещё история была, Лёнька»- несмотря на то, что он прекрасно знал, что меня зовут Алексеем, он всю жизнь называл меня Лёнька — «Пошла бабка твоя с Манькой косой на кооперативное поле ночью за свеклой. Копают её, смотрят машина подъехала, фарами их осветила, бабка твоя легла, а Манька мало того, что косая, так ещё и толстая, на коленки встала и поползла, так они, из ружья в неё, каааак саданут! За кабана значит её приняли. А та, как вскочит, с матюгами и побежит в сторону, эти горе-охотники от такого зрелища сами перепугались. Хорошо, что не попали».

Загорелое в морщинах лицо деда весело ухмыляется. Давно это было, тогда деревья были большие и небо более синее, а сейчас…

— Чего разлегся – вырывает меня из блаженной истомы голос моего приятеля. Я открываю глаза и вижу его нависшее надо мной, пунцовое от жары лицо.

-Есть чего? – спрашиваю я.

-Ни-че-го – цедит он сквозь зубы.  

 

Глава II. Дебри Амазонки

 

Путь к четвёртому полю преграждала река. Неширокая, но с крутыми берегами и быстрым течением. Было два варианта: вернуться к машине и делать большой крюк до моста, а потом через просёлки выезжать на противоположный берег – или форсировать реку вброд. Остановились на втором.

Отмель найти не удалось, но посчастливилось обнаружить место, где явно виднелось дно. Дальше началась комедия. Раздевшись догола, мы вошли в поток, сразу увязнув в заиленном дне. Кое-как, с матюгами, как маркитанские лодки, лавируя между оплетавшими ноги кустами водорослей, мы двигались к противоположному берегу.

Если бы поблизости были рыбаки и видели эту картину, берег обязательно затянуло бы густым смехом. Рыбаков замещали местные лягушки, которые с диким кваканьем потешались над нами. Уже подходя к берегу, я смачно шлёпнулся в песок. По колено испачканные в грязи, в прилипших кувшинках и тине, мы вылезли на противоположный берег.

Почистившись и преодолев лог, двинулись к манившей нас веси. Здесь стало понятно, что произошла ошибка в расчётах, урочище было дальше за перелеском. Пришлось идти по заболоченному полю, ещё хранившему утреннюю влагу.

Трава была выше колен, и вскоре мы вновь совершенно промокли, вдобавок от каждого шага с земли взлетала туча мошки, назойливо кружась над нами. Поле закончилось, и мы было решили, что злоключения позади. Но не тут-то было. Дорогу  преграждал ручей, метра два в ширину, полностью поросший ряской. Лезть в него не хотелось. Согнув несколько кустов ивняка на бережку, мы соорудили из него импровизированный мостик. Перебравшись на другой берег, вошли в перелесок, отделяющий от поля – и сразу попали в комариное царство. Это были не просто комары, а дикие кровососущие гиганты.

Такое ощущение, что они вознамерились выпить всю нашу кровь и закусить плотью. Спасения не было, они легко прокусывали штаны, жалили в шею, щёки, забирались на все открытые части тела. Они просто окутали нас, как облако. Мы прибавили шаг. Лес расступился, и перед нами показалось заветное поле. Я шёл последним и не сразу понял, почему два моих товарища встали, как вкопанные. Наш мнимый «Клондайк» был сплошь засажен молодыми деревцами. Понятное дело, ходить здесь было невозможно. Мы молчали. Как приговор, в тишине прозвучало — Acta est fabula! Это была последняя капля. Оптимизма уже не было. Всё, точка, баста.

 


Глава III. Человек победил

 

Дойдя до машины, в гробовом молчании покидав инвентарь в багажник, мы двинулись в обратный путь. Купив холодной воды и наскоро перекусив, мало помалу мы отошли. Не помню точно, кто первый предложил заехать в село с радушным названием, проверить последнее место, но такое решение было принято.

Давно непаханое поле было взборонено, что делало прогулку по нему очень удобной. Далеко решили не забираться.

И тут приключилось то, что заключает в себе что-то мистическое, будто кто-то, наблюдая за нашими злоключениями, решил сжалиться. Хотя, возможно, это было просто стечение обстоятельств, совпадение, удача, фарт.

Отойдя на шаг от машины, мы, по услышанной где-то традиции, налили земляному деду стаканчик водочки и положили конфетку.

И началось!

Буквально в метре от этого места мой прибор дал четкий сигнал. Мы с остервенением взялись за лопаты. С глубины примерно в пол-штыка подняли первый екатерининский пятак, потом второй, третий, четвёртый… И всё на прямом, как стрела отрезке, на расстоянии 5-6 метров друг от друга, в течение 20 минут.

Мы даже не сразу поверили в это. — Ещё нашёл! – кричит мне мой товарищ. — Ещё две! – кричит мне второй товарищ Стало очевидным, что мы натолкнулись на распашку. Поднятыми оказались несколько двухкопеечных монет и полушек также екатерининского периода.

Полдня на лазание по дебрям, на поиски в намеченных «жирных» местах – и ничего. А здесь, на краю поля, почти возле домов, такая удача. До сих пор я, человек, абсолютно не верящий в мистику, ломаю голову над тем, что же это было –  совпадение или, действительно, некие покровители копателей сжалились над нашими мучениями. Закладывать шурф мы не решились, так как буквально в 100 метрах стояли жилые дома. Поэтому пришлось довольствоваться найденным, но и эти, на первый взгляд, скромные находки здорово подняли нам настроение.

Трудовые будни кладоискателя, исповедь (Конкурсная история копателя)

 

Эпилог

 

Конечно, у меня и моих товарищей после этого были и более стоящие находки, в материальном и эстетическом плане. Однако именно этот поход запомнился нам больше всего.  Вспоминая тем вечером свои приключения, мы все вдруг поймали себя на мысли о том, что даже если бы путешествие и окончилось ничем – посопев, попыхтев, внутренне изжив в себе эту неудачу, мы бы продолжили заниматься любимым хобби. Ведь именно такие приключения делают коп более насыщенным, наполняют нас впечатлениями и дают пищу для обсуждения.

 

Прислал Алексей В.